Все начинается с боли

pain

В тот день они были вместе. Они сидели возле муравейника и наблюдали, как муравьи таскали всякий хлам в свой дом. В руке одного из них был металлический прут, которым он ударял по земле. Он делал это так увлеченно, что не заметил, как друг наклонился к нему. Прут ударил по брови друга и рассек ее. Кровь полилась по лицу. Рядом был автомобильный гараж. Двое мужчин пили там водку. Они были уже навеселе, когда один из них услышал знакомый плач. Это плакал его сын, которому рассекли бровь. Отец прибежал на голос сына. Озверев от вида крови и водки, мужчина, повалив обидчика на землю, стал бить его ногами. Бил сильно. Бил так, как будто хотел убить его. Если бы не проходившие мимо люди, выжить ребенку не было бы никакой возможности.

После избиения ребенок не мог идти. У него был сломан нос и сломаны ребра. Он обмочился, трясся от случившегося и только всхлипывал. Он не мог говорить. Ему было, всего лишь, около пяти лет. Этим ребенком был я. Того мужчину не посадили. Он приходил к нам домой, валялся в ногах моей матери и слезно умолял ее не делать этого. Он рассказывал ей о своем трудном детстве и детдоме. Он не хотел в тюрьму. Моя мать, сердобольная женщина, пожалела его. Люди, которые пережили войну, знают боль другого человека.

Пройдет много времени. Я встречу его на шахте, где он будет ходить в передовиках. Гордый, тщеславный бригадир, который так и не понял, что такое жизнь. Что удивило меня, я не питал к нему обиды, хотя разум говорил: «Отомсти ему». Маленькие дети долго обижаться не могут. Они просто забывают все. Нам нужно научиться у детей.

Позже я встречу его сына, того мальчика, которому рассек бровь. Нам уже будет под сорок. Он отсидел в тюрьме, жил отдельно, и не хотел иметь со своим отцом никаких отношений. Я догадываюсь, почему. Сегодня, его нет в живых. После зоны он болел и вскоре умер.

Его отец жив. Ему никогда не дашь столько лет, сколько есть на самом деле. Он краснолиц и тщеславен, как будто в его жизни никогда не было беды.

Не думаю, что тюрьма, сделала бы из него человека, но за все нужно платить. И он заплатит. Таким людям трудно покаяться перед Богом. Еще труднее покаяться перед людьми.

Как описывают это слово словари, боль – это неприятное ощущение или страдание, вызванное раздражением особых нервных окончаний в повреждаемых либо уже поврежденных тканях организма. По-видимому, биологическое значение боли состоит в том, что она служит настораживающим сигналом и заставляет снизить физическую активность при травме или в течение болезни, что облегчает процесс выздоровления. Мы считаем боль проблемой, но она, на самом деле, является сигналом, что с нами что–то не в порядке. Боль является индикатором нашего духовного состояния. И если боль физическая относится к телу, то существует боль и духовная.

Чтобы обезболить человеческое тело, перед операцией ему дают наркоз. Сам по себе наркоз не лечит. Он служит для того, чтобы человек не чувствовал боли.

Написано: «Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою». (Деян.20:29-30)

И еще: «… наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня». (Ин.16:2-3)

И еще: «Стражи их слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать. И это псы, жадные душею, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные: все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего, на свою корысть». (Ис.56:10-11)

Написано: «Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня». (Иоан.16:3)

Николай Николаевич

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники