«Извини, я сегодня иду в церковь» или Камешек в ботинке

Вот уже несколько последних лет у меня зреет обеспокоенность одной проблемой. Словно небольшой камешек, попавший в обувь в начале прогулки, доставляет просто дискомфорт, через два часа уже нервирует и постоянно отвлекает вас. К этому моменту вы совершенно точно успели пожалеть, что обуваясь и почувствовав что-то неладное сразу, пренебрегли этим, ведь вы так спешили…

Я не хочу огульно обвинять, и судить мотивы людей, но выявить эту проблему крайне необходимо. Если Святой Дух ни в чём подобном вас не уличит, значит вы верно служите, если же Он, а не я, укажет вам на грех, кайтесь.

Современные поместные христианские церкви, кроме основного еженедельного собрания, имеют массу различных служений среди недели. Братское или сестринское, молитвенное, спевка хора или репетиция группы прославления, молодёжное собрание, домашняя группа и т.д и т.п. Хорошо братьям и сёстрам быть вместе, действительно хорошо. Что же во всём этом может быть проблемой?

А вот что. Многие христиане впадают в совершенно нездоровую зависимость своей личной духовной жизни от церковного регламента. Люди стараются быть всегда и везде, зачастую ценой пренебрежения семьей и друзьями. Почти каждый вечер расписан, и если даже остаётся пара свободных дней, то человек, неосознанно, но при этом искренне уставший от религии, с радостью занимает это время чем-нибудь максимально отдалённым от Бога.

Нам не хватает времени, а порой и желания пригласить не воцерковлённых друзей или соседей в гости, чтобы состоялось простое общение от сердца к сердцу. Наша вера начинает крутиться исключительно вокруг церковных мероприятий, значимость которых искусственно преувеличена. Более того, мы испытываем болезненное чувство вины, если по какой-то не убедительной для нас самих причине, выпадаем из этого «церковного графика».

Ценность же глубокой и плодотворной христианской жизни вне нашего собрания представляется нам чем-то сомнительным и почти невозможным. Если нет большого скопления людей, нет эмоционального возбуждения, света, музыки, кафедры, будто и нашего христианства больше нет.

Мы деградировали как самостоятельные духовные личности, мы растворились в аморфной религиозной массе, пульсирующей в такт видению её лидеров. Все наши догмы там и оттуда, все наши чувства и переживания там и только там. Наше время — там, наши ресурсы — тоже там. Кем станешь ты, когда это «там» перестанет существовать?

Церковь будет вечно, но неужели ты свято веришь, что твоя деноминация вечна? Вылупившись однажды из глубин человеческого воображения, эгоизма, тщеславия, и противления единству Тела Христова, она канет в лету, как и всё плотское. Мы встретим Христа как братья и сёстры, в полном духовном единстве. Безумные в своей сути вопросы «а из какой ты церкви?» больше никогда не прозвучат во Вселенной. Вспоминая эти дикие, примитивные представления о Церкви Христовой, взаимные анафемы и проклятия, неприязнь и отчуждение, через миллионы лет мы вздрогнем и вновь возблагодарим Бога за спасение, за новые сердца, вмещающие всех людей.

Спроси себя, если ты тщательно, на грани твоего максимума, вкладываешься временем, силами и финансами в религиозную организацию, что остаётся от твоей жертвенности в те моменты, когда ты видишь нужду ближнего, когда он не может обойтись без твоего времени, внимания, любви или средств. Успокаиваешь себя тем, что щедро посеял в церковную корзину, победил свой полустрах проклятия за воровство у Бога, и полужадность с полуподозрительностью в верном расходовании этих средств пастором.

Обретя полумир и полуудовлетворение, оставшись таким же полууверенным, что всё это правильно, и получестным перед Богом и самим собой. Сколько раз ты не провёл время с близкими и не помог им, потому что «пошёлвцерковь»? Ты не слышал, но твои знакомые и соседи говорят, что ты странный. С виду вроде бы дружелюбный, всегда здороваешься, но на самом деле избегаешь общения, не ходишь к ним в гости и к себе не зовёшь. Ты действительно замкнут в своей дистанционной религиозной жизни.

«…не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: «вот, оно здесь», или: «вот, там». Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лук 17:20-21).

«Павел, узник Иисуса Христа, и Тимофей брат, Филимону возлюбленному и сотруднику нашему, и Апфии, сестре возлюбленной, и Архиппу, сподвижнику нашему, и домашней твоей церкви: благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа» (Флм 1:1-3).

«ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мат 18:20).

Люби Бога, люби братство, но не замыкайся в ложной системе координат. А может твоя семья, как горящий очаг, уже давно могла и должна была стать началом новой общины, и в ней было бы вполне комфортно твоим друзьям и соседям? А может, после обращения их и не нужно никуда тащить? Может вполне хватит покаяния, крещения, вечери Господней, которую вы будете делить с ними? Вдруг им достаточно того, чтобы познать начатки учения Господня с вашей помощью и, получив Святого Духа, Который и обличит и научит, идти по этой жизни дальше, неся спасение Христово людям? По-моему, христианам первых веков этого хватало… А если та форма церковного устройства, с которой смог свыкнуться ты, совершенно не воспринимается ими? Дерзнёшь ли затворить перед ними вход в Божью семью лишь потому, что они не могут и не хотят идти туда, куда ходить привык ты?

Брат, сестра, возможно ты уже долгие годы намеренно притворяешься младенцем и не берёшься за это зрелое служение и дело проповеди. Сколько раз ты сказал Христу «нет» на этот призыв?

Вот камушек, доставляющий много беспокойства, и нога уже болит, и хромота очевидна, и доставать его по-прежнему лень и как-то неудобно…

Кувичинский В.А

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники